Облучение при меланоме

При продвинутых стадиях меланомы пациенту может быть назначена лучевая терапия.

Лучевая терапия может быть 2 видов:

  • адъювантная (применяемая после основного лечения, например после операции),
  • неоадъювантная (применяемая до основного лечения).

заседание докторов ихиловНа медицинском симпозиуме, прошедшем в онкоцентре Ихилов в 2016 году, врачи из разных стран мира обсудили роль адъювантной лучевой терапии в лечении меланомы. Предлагаем вашему вниманию запись этой дискуссии.

Профессор Марио Снол, программы клинических исследований по лечению меланомы, Йельский онкологический центр (США):

– Разрешите задать два дополнительных вопроса, которые очень существенно влияют на ведение пациентов, и мы перейдем к обсуждению адъювантной терапии. Это очень важная тема. Если у пациента массивные поражения, множество местных метастазов, рекомендуете ли вы ему лучевую терапию в ваших учреждениях? Хотелось бы для начала послушать вас, Роберт, чтобы потом перейти к мнениям химиотерапевтов по данному вопросу.

 получить программу лечения и точную цену

Доктор Роберт Андтбака, адъюнкт-профессор хирургической онкологии в отделении хирургии Университета Юты, Онкологический институт Хантсмэна (США):

– Итак, мы знаем о существовании проспективных данных, указывающих на то, что лучевая терапия снижает риск местного рецидива. Ученые до сих пор спорят о том, влияет ли данный фактор на метастатические рецидивы. Новейшая информация получена в результате исследования методом случайной выборки, с удачным распределением пациентов по группам: голова и шея, подмышечные впадины, паховая область. В нашем учреждении мы бы назначили лучевую терапию пациентам группы «голова и шея», так как в их случае негативное воздействие облучения будет существенно ниже, чем, например, в паховой области. Мы вообще практически не назначаем радиотерапию для паха, даже при массивных поражениях, чтобы избежать серьезных осложнений. При облучении области головы и шеи риск осложнений не настолько велик. Я по-прежнему считаю, что мы испытываем нехватку директивных материалов и правил в отношении того, кому можно, а кому нельзя назначать лучевую терапию. Кроме того, во многих исследованиях адъювантных методик содержится бессмысленное разрешение на радиотерапию. Словом, все это необходимо учитывать. В нашем учреждении врачи считают, что в большинстве случаев риск отдаленных метастазов перевешивает риск местного рецидива. Поэтому в такой ситуации, когда пациент имеет возможность участия в клиническом испытании, но лучевая терапия при этом запрещена, мы рекомендуем участвовать в испытании и при этом отслеживать признаки местного распространения.

Профессор Джеффри Сосман, руководитель Программы иммунотерапии опухолей и меланомы, Университет Вандербильта (США):

консилиум врачей– Думаю, это очень интересно. Результаты последующего наблюдения, как вы знаете, были представлены на конференции Американского общества клинической онкологии в прошлом году. И при условии длительности наблюдения за состоянием пациентов отмечался очень большой процент смертности. Если я правильно помню, то я прямо спросил у докладчика, кому бы он назначил адъювантную лучевую терапию. И он ответил: наверное, никому. Я хочу сказать, что, несмотря на то что лучевая терапия определенно снижает вероятность местного рецидива, пациенты, которым она назначается, находятся в группе настолько высокого риска метастатического рака, что у них все равно в итоге возникают вторичные очаги поражения.

Доктор Джеффри Вебер, директор Многопрофильного центра исследования меланомы им. Дональда Адама, Научно-исследовательский институт и онкологический центр им. Ли Моффитта (США):

– Вы ответили на вопрос о массивных поражениях лимфатических узлов. А что насчет экстракапсулярной экстензии? Повлияет ли данный фактор на ваше решение?

 получить программу лечения и точную цену

Доктор Роберт Андтбака: – Экстракапсулярная экстензия – да, в нашем учреждении мы рассматриваем данный фактор. Речь идет о макроскопическом, а не микроскопическом масштабе, правильно? И все же, Джефф, я могу повторить то, что касается паховой области – особенно в случаях, когда пациент уже столкнулся с угрозой лимфедемы, страдает от венозной недостаточности в нижних конечностях или от ожирения. Все это – факторы риска. Я не уверен, что показатели смертности перекрывают показатели преимуществ применения радиотерапии.

Доктор Джеффри Вебер:

– Да, думаю, я могу согласиться с тем, что облучение паховой области – это процедура, требующая чрезвычайной осторожности вне зависимости от учреждения, в котором она проводится. К тому же у людей, страдающих ожирением, чаще всего отмечается медленное заживление ран. Думаю, никто из врачей не захочет иметь дело с подобными осложнениями. Пациент с высоким риском развития лимфедемы или инфицирования раны – это плохой кандидат на адъювантную радиотерапию паховой области.

Доктор Омид Хамид, руководитель отделения междисциплинарных исследований и иммунотерапии, Клиника и научно-исследовательский институт Лос-Анджелеса (США):

конференция докторов– Я считаю, что можно будет почерпнуть определенную информацию из результатов клинического испытания 1609, в котором тестируется адъювантная терапия «ипилимумаб против интерферона». Участникам разрешалось проходить лучевую терапию, но только при условии, что курс будет полностью завершен минимум за три недели до начала тестирования лечения в группах. Осталось примерно 12 недель. Думаю, можно надеяться на получение некоторых начальных данных, с которыми мы будем впоследствии работать.

Профессор Марио Снол:

– Насколько я знаю, это клиническое испытание подразумевало стратификацию.

Доктор Омид Хамид:

– Да, все верно.

Профессор Марио Снол:

– Кроме того, к участию допускались исключительно пациенты со стадиями 3B и 3C. Так что я согласен с выводами о потенциальной полезности результатов данного исследования по сравнению с итогами других испытаний.

Доктор Омид Хамид:

– Интересно узнать, сколько пациентов на самом деле пройдут радиотерапию. Если рассмотреть временной промежуток между иссечением лимфатических узлов и началом лучевой терапии и принять во внимание плохое заживление ран и другие проблемы и осложнения, остается совсем немного времени на облучение. В нашем учреждении очень часто наблюдаются случаи, когда приходится жертвовать лучевой терапией. Мы очень серьезно подходим к изучению вопроса и подсчету дней, необходимых для прохождения курса.

Профессор Марио Снол:

– Могу сказать ровно то же самое о своем учреждении. При любых послеоперационных осложнениях, требующих обширного восстановления, пациенты не успевают пройти полный курс лучевой терапии. Для эффективного облучения нужно, чтобы операция прошла очень успешно, без каких бы то ни было проблем.

Стоимость диагностики и лечения меланомы в Израиле

Ниже будут приведены официальные расценки на процедуры, применяемые при меланоме в онкоцентре Ихилов.

Наименование процедуры Стоимость в долларах
ПЭТ-КТ 1687
Первичная консультация врача-онкодерматолога 546
Облучение опухоли (1 поле) 191

 получить программу лечения и точную цену

Чтобы получить более детальную информацию о лечении в онкоцентре, заполните форму заявки. В течение 2 часов с вами свяжется врач онкоцентра. После беседы с вами он вышлет вам программу диагностики и лечения. Получить информацию вы можете также по телефону: +972-3-376-03-58 в Израиле и +7-495-777-6953 в России.

 

Облучение при меланоме
Облучение при меланоме